Часть 2


Насильно мил не будешь или я подумаю

 

Несколько минут мы стояли в объятьях друг друга. Затем он мягко отстранился, с нежностью смотря на меня. Большими пальцами вытер слёзы со щёк, тихо прошептав:

– Яна, я не дам тебе развод.

Слова прозвучали, как приговор, набатом отбивая в голове. Сердце сбилось с ритма, и слёзы вновь покатились по лицу.

– Не плачь. – тепло улыбаясь, он вытер слёзы мне, – Я не собираюсь давать развод, без шанса завоевать твоё сердце.

– Но…

– Тш–ш. – приложил палец к моим губам, – Я знаю, что ты любишь его, – на последнем слове скривился так, словно лимон съел, – Но ты теперь моя жена, и будет несправедливо рушить семью, не успев узнать друг друга. Я прошу у тебя всего лишь два года. Если за это время ты не сможешь меня полюбить… – тяжело вздохнул, – То я отпущу тебя и подам на развод.

Всего? Два года? Это очень долго. Сердце больно сжалось. С другой стороны, он ни чего не говорил о моих условиях. Словно прочитав мои мысли, Яо дополнил.

– Дай нам шанс лучше узнать друг друга. Пойдём завтра на свидание? – видя моё колебание, тихо засмеялся, так что у меня внутри всё замерло и мурашки побежали.

– Хорошо. – только и смогла выговорить я.

– Я рад. – тепло улыбнулся притягивая ладонями моё лицо, и поцеловав в лоб,  резко развернул к себе спиной.

– Эй! Ты что делаешь?! – попыталась отстраниться, но мне не дали. Мягко и уверено прижав бёдрами к себе, прошептал на ухо.

– Ты спать в платье собираешься? – вызвал хриплым полушёпотом, снова табун мурашек.

– Нет. – неуверенно потянула я.

– Тогда не возмущайся.

Отстранившись, быстро расшнуровал корсет на платье, снова развернул к себе лицом.

– Ты теперь принцесса и на тебя возложено много обязанностей. Утром придёт Ния – твоя помощница. Она поможет освоиться и всё расскажет. А сейчас ложись отдыхать.

Неуверенно улыбнувшись, он покинул комнату. А я быстро стянула с себя платье, туфли, чулки, и вытащив все шпильки из волос, забралась в кровать. Сегодняшний день вымотал меня не только физически, но и эмоционально. И я быстро заснула.

Утро началось с громкого стука в дверь, и писклявого голоса вещающего о подъёме. Скрипя сердцем, я впустила шумную толпу в комнату. Первой вошла высокая, худая девушка, брезгливо меня осматривая.

– Госпожа! – визгливым голосом воскликнула та, я поморщилась, – Почему вы ещё в постели?

И меня шесть служанок быстро оттуда вытряхнули. Принялись крутить, охать, ахать, делиться новостями и сплетнями друг с другом, подсовывали какие–то ткани, иногда спрашивая: «нравится?». А я потихоньку начала звереть. Этот шум, визг с разных сторон, смех… Они к принцессе пришли или к кому?

– Молчать!!! – рявкнула я.

В коридоре послышался звук бьющейся посуды, в комнате стало очень тихо, девушки испуганно на меня косились.

– Вы сюда пришли повеселиться и обсудить последние новости? – яростно прошипела на них.

Похоже, их не предупредили, что я очень хорошо владею их языком. Как тогда объяснить их огромные удивлённые глаза? Медленно оборачиваюсь на визгливую каланчу, таким же тоном говорю ей.

– Что бы я их больше здесь не видела! – послышались охи и плач позади.

– Г–госпожа! – визгнула та.

– Я всё сказала! А ты останешься и чётко проинструктируешь меня!

Заикаясь, она приказала девушкам уйти. Рыдая, они выскочили из апартаментов. Ния с горечью за ними пронаблюдала, и повернулась ко мне.

– Г–госпж–жа. В–вам п–положен–ны с–служ–жанк–ки!

– Больше ни каких служанок! Мне и тебя с избытком хватает. Что у меня на сегодня? – всё ещё пребывала в ярости я.

– С–сейч–час з–зав–врак с с–семьёй, к–к дес–ся–т–тив–вы с м–мужем, – на этом слове, она запнулась.

«У них что–то было?» – внимательно стала к ней присматриваться.

– В–вы с м–мужем пос–сетите д–детский д–дом.

Морщившись от каждого её слова, я выхватила у неё блокнот и принялась читать.

– Г–госпожа! – потянула свои корявые ручки.

– Отставить! – приказным тоном рявкнула я. – Ты решила меня довести?

Та стоит удивлённо накладными ресницами хлопает.

– Твой визгливый голос слышен даже на улице! Ты нормально говорить не умеешь?

Дамочка обиделась, губки задрожали.

– Почему он приставил ко мне именно тебя? – холодным голосом спросила я.

– О–он… Он м–мне д–доверяет. – заплакало это недоразумение.

– Почему?

– М–мы… У н–нас… М–мы с дет–тства д–дружим…

Я закрыла глаза и тяжело вздохнув, обняла её. Девушка дёрнулась, но я то сильнее.

– Ты дура! – обманчиво ласково проговорила я, – Я вижу, что ты в него влюблена, – девушка снова дёрнулась, я выпустила её из объятий. – И на меня злишься по этой же причине. Ты хотела стать его женой. А тут я…

Криво улыбнувшись, я наблюдала за испуганным лицом Нии.

– Чувствую нам предстоит ещё долго и тесно общаться. – девушку передёрнуло, – Давай договоримся. Я не рассказываю ни кому и ничего, а ты безоговорочно слушаешься меня. Идёт?

Протягиваю руку. Девушка кусает губы и смотрит на неё, как на ядовитую змею. Но всё же дрожащей рукой пожала.

– Вот и замечательно! – преувеличенно бодро воскликнула я. – У меня по плану сейчас завтрак с семьёй. Что посоветуешь надеть?

 

С того дня вся прислуга, особенно женская её половина, между собой называли меня «Файцузумо» – Белый Дьявол. Боялись и шарахались меня. При мне старались слиться со стенкой, и вели себя тише воды. Свёкр с мужем, конечно, заметили такое странное поведение прислуги. И всё допытывались у меня, что я за один день с ними сделала, что те от меня, как от огня шарахаются. На что я пожимала плечиками и очаровательно улыбалась: «Просто поговорила».

Потихоньку втянулась – мне понравилось помогать мужу, составлять новые проекты, ходить с ним на встречи, улучшать жизнь во дворце, и даже начала проявлять инициативу в международных отношениях. Знание нескольких языков очень мне помогли. Я могла спокойно разговаривать с представителями стран: Франции, Италии, Англии и Америки, и конечно России и Китая.

Когда я заговорила первый раз с дипломатом Франции за обедом, все были в шоке. Просто мне надоело слушать ломаную речь переводчика. Мужчина обрадовался и быстро включился в беседу, вызвав удивлённый взгляд у свёкра и ревнивый у мужа.

С Яо я подружилась. Он часто приглашал меня куда–нибудь. По моей просьбе, мы много гуляли по городу. Он оказался интересным собеседником. Увлекательно рассказывал историю города и страны. Да и просто с ним было интересно спорить, делится чем–то новым. Я разрешила себя обнимать и держать за руку при прогулках. И конечно, на глазах у всех мы играли в счастливую семью. Спали мы вместе, разделив на ночь кровать одеялом и подушками. Но ночью я перебиралась к тёплому Яо под бок. Он был ласков и нежен со мной, и рядом с ним мне было уютно и спокойно.

Так прошёл год. По нашему календарю через месяц должен начаться «Новый год». И я всё больше в эти дни стала скучать по России – по её суровым морозам, обильным снегопадам, и красивым сказочным лесам. Нет–нет да засмотрюсь в окошко, представляя, что где–то там моя Родина, и там меня ждёт мой Андрейка. Но если быть честной с собой… Я привыкла к здешней жизни, мне понравилось каждый день наблюдать, как улучшается жизнь этого народа благодаря моим проектам. Понравилось ощущать себя нужной и наглядно видеть плоды своих рук дел. И чаще стала задаваться вопросами: Как я буду жить с Андреем в России? Кем я там буду? Где? И не уверена, что наши отношения просуществуют долго.  После активной жизни во дворце, мне будет трудно и тоскливо становиться «серым» рабочим. Моя работа агентом, уже не казалось такой интересной – мне она стала противна. Но всё же Россия – моя родина, мой дом. Какой бы он не был. И мне очень хочется снова попасть туда хотя бы на недельку.

 

 

Я стояла в кабинете Яо и смотрела в окно.

– Яна. Ты в последнее время стала очень задумчивой. – нежно обнял сзади за плечи, – Что тебя беспокоит?

– Я очень скучаю по России. – не отрываясь смотрю на небо, – И по своим близким. – его руки напряглись, – А ещё скоро Новый Год. Я очень хочу его отпраздновать на Родине.

Меня мягко развернули к себе. Муж несколько секунд внимательно всматривался в мои глаза, и осторожно произнёс.

– Здесь Новый год будет через два месяца. Тебе он понравится. – осторожно убирает прядь моих волос за ухо.

– Я знаю. Но я хочу в Россию. – снова смотрю в окно.

– Я не могу тебя туда отпустить. – тяжело вздохнув, прижимает к себе.

Теперь пришла моя очередь тяжело вздохнуть. Закрыв глаза прошептала:

– Понимаю.

Высвободилась из его объятий и ушла в нашу комнату. Присев на кровать, закрыла руками лицо и тихо заплакала. Через некоторое время, я скорее почувствовала, чем услышала его.

Яо присел передо мной на корточки, убирая мои руки с лица.

– Яна… – ласково позвал, сочувственно смотря на меня, – При всём желании, я не могу тебя отпустить в Россию.

– Я знаю. – тихо всхлипнула я, стараясь не смотреть на него.

– Моё сердце болит, когда ты плачешь. – нежно улыбается, вытирая слёзы, – Что если мы «Новый год» отметим здесь, по всем русским обычаям. Устроим приём, позовём гостей…

Я обняла Яо, осторожно прижимаясь к сильной мужской груди. Он сначала оторопел. Это был первый раз, когда Я его обняла. Уткнувшись мне в шею, крепко, но не менее нежно прижал к себе, поглаживая ладонью по спине.

– Спасибо. – прошептала, отстраняясь и улыбаясь ему.

Муж провёл по моей щеке фалангой пальца и коварно усмехнувшись, выдал.

– Но за праздник отвечаешь ты.

– Идёт. – рассмеялась я.

Когда пришла утверждать весь план и финансовый вопрос к мужу – он был категорически «против» меня в роли ведущей, тогда я  пошла жаловаться свёкру. Старший Цзы отмахнулся, сказав, что я сама решаю. На это я показала мужу язык и убежала готовиться, вызвав удивлённо–возмущённый протест Яо и радостный смех Лао.

Весь месяц провела в хлопотах и в предвкушении. Мы пригласили всех представителей дружественных нам стран, и конечно же там были и мои земляки. Их–то я ждала с большим нетерпением. Услышать родную чистую речь, пообщаться ни о чём, просто отдохнуть душой со «своими». Это лучший мой подарок. Так я думала.

И вот наступил день «Х»! С утра я была как на иголках. Всё перепроверяла по нескольку раз. Слуг безбожно гоняла по дворцу, подтверждая лишний раз своё прозвище. С утра начали съезжаться гости, и я их лично встречала и размещала.

Ближе к обеду меня пригласил к себе в кабинет Лао. Что очень удивило меня – мы со свёкром общались всего два раза и очень немногословно.

   Седой мужчина, величественно восседал в кресле, хмуро меня рассматривая. Яо стоял лицом к окну, сцепив руки за спиной.

– Здравствуйте.– нерешительно прошла в кабинет.

– Присаживайся. – указал мне на стул перед столом.

Я покорно присела.

– Через два часа прилетит самолёт из России. – я невольно заулыбалась, а мужчина наоборот ещё больше нахмурился. – Не знаю на что рассчитывали спецслужбы России, но тебя они обратно не получат.

Меня словно кипятком облили, и я смогла лишь сдавленно прошептать.

– Почему?

– Ты ужасный агент! – слова били не хуже плётки, задевая самолюбие. – Ты самый ужасный агент, каких я когда–либо встречал! Но… – уже мягче произнёс весело поглядывая на напряжённую спину сына, – Замечательная принцесса. – я удивлённо уставились на императора, а тот продолжил, не обращая внимание на моё лицо. – Я рад видеть, как ты меняешь в лучшую сторону моего сына; рад, что тебя уважает и любит народ. При тебе дворец ожил. И ещё ни одна принцесса за один день так не муштровала прислугу во дворце. Ты станешь прекрасной императрицей рядом с Яо!

– Отец. У нас с Яной была договоренность.

– О чём? – прищурившись, рассматривал на нас.

Я посмотрела на Яо, тот еле кивнул головой.

– Если я за два года в браке не полюблю Яо, то он отпустит меня обратно в Россию и даст развод. – и тише добавила. – У меня остался год.

– Хм. Сын, если ты не влюбишь в себя её до конца срока. Ты идиот!

– Вы несправедливы к нему! – вырвалось у меня, и наткнулась на заинтересованно–удовлетворённый взгляд свёкра и на удивлённый взгляд мужа.

– Вот и убеди меня в обратном за оставшейся год. А что касается разведки… – я снова напряглась. – За этот год было много шпионов, особенно с Америки. Но и русские пытались прорваться. И даже парочка к тебе.

– Что? – прохрипела я. – Где они?

– Отправили домой. Но вы русские очень настойчивый народ. Не удивлюсь, если эти же лица будут на приёме. – мне на плечи легли горячие ладони, нежно сжимая и успокаивая. Я положила ладошки на руки мужа.

– Они естественно захотят с тобой пообщаться… Екатерина Петрова. – я побледнела, а Лао продолжил тем же любезным голосом рассказывать.  – Нам известно, что ты собрала достаточно информации о новом оружии, но за целый год так и не передала. Интересно узнать – почему? Что помешало?

Я не нашла, что ответить. А ведь и правда – почему? Я не была настолько сильно занята, чтоб не передать информацию. Скорее не хотела. А почему? Потому что полюбила эту страну и народ? Или дело было в моём муже?

– В любом случае, – продолжил император, заинтересованно меня рассматривая, – Если эта информация выйдет за пределы этих стен – твой несостоявшийся жених умрёт.

– Вы блефуете! – попыталась придать голосу уверенности.

– Разве?! Андрей Литовский не ваш жених? – рассмотрел бумагу с фотографией моего жениха и протянул мне.

– По глазам вижу, что ваш.– удовлетворённо произнёс император.

– Откуда?

– Ваше правительство любезно предоставило на вас всю информацию.

– Нет! Этого не может быть!

С ужасом перевожу взгляд на верхний, левый край листа – стоит подпись и печать моего начальника.

«Меня сдали «свои»?! Нет! Не могу поверить!»

– Нет! – сдавленно шепчу, и понимаю, если я разведусь – на родине мне не дадут спокойно пожить.

«Они заранее всё спланировали? Но для чего? Что я сделала?»

Смотрю на листок и не вижу его, перед глазами всё плывёт от слёз. Моего лица касается теплая рука, но я одёргиваюсь от неё.

– Как давно вам известно? – сдавленно просипела я.

– Почти год. – отстранено отвечает свёкр.

– А ты? – поднимаю глаза на отошедшего от меня мужа.

– Со свадьбы. – полушёпотом отвечает, смотря на меня со смесью обиды, боли и… сочувствия.

– Почему только сейчас говорите? И почему бездействовали всё это время?

– Почему ты так считаешь? – усмехнулся мужчина в кресле. – Ты очень многое сделала для нас и нашей страны, поэтому тебя не трогали…

– А сейчас появилась угроза в моём лице. – горько усмехнулась я, поднимаю глаза на Яо. – Наша договорённость остаётся в силе?

– Да.

– Я ни чего не расскажу своим, и помогу вам усовершенствовать систему хранения информации. – смотрю на удовлетворённое лицо седого мужчины, – Но в обмен прошу, когда истечёт срок – беспрепятственно дать мне покинуть эту страну.

Яо стоял натянутый, как струна и смотрел исподлобья, сжав кулаки. Его отец напротив, сидел расслабленный, откинувшись в кресле.

– Хорошо. – чуть ли не про мурчал правитель.

– Я пойду. Мне ещё гостей встречать.

 

***

– Зачем ты так с ней? – грустно посмотрел на дверь Яо.

– Ты стал очень мягким. – недовольно проворчал Лао. – Для правителя это не приемлемо. Она – твоё слабое место. Если ты его не укрепишь, то всё потеряешь, в том числе и страну.

Яо снова приблизился к окну.

– Катя с такой грустью постоянно смотрит в окно, когда думает, что я не вижу. Очень редко улыбается и ещё реже смеётся. Она здесь словно птица в золотой клетке. Как ни старайся, не запоёт. – мимо окна пролетела птица, словно в подтверждение его слов, – Отец, я не хочу её потерять.

– Полдела наш российский коллега сделал. Теперь всё в твоих руках. И вот ещё что. – смущённо откашлялся старший Цзы, привлекая внимание сына. И выложил на стол два билета. – Подарок вам на «Новый год».

– Билеты в Россию? – удивлённо смотря на сияющего отца, – Ты серьёзно?!

– Да. Это будет проверкой для неё. Она к тебе неравнодушна, но пока этого не осознаёт.

– Нет. – тяжело вздохнул принц сев на стул перед столом, – Она видит во мне лишь друга.

– Дружбы без симпатии не бывает. Не упусти сокровище.

 

***

 

«Как он мог? Почему? Где сейчас Андрей? Что с ним?»

Мысли беспорядочно крутились в голове, пока я быстрым шагом шла в комнату. Сев на кровать, закрыла лицо руками.

– Так! Соберись! Тебе ещё вечер проводить!

Привела себя в порядок, улыбнулась отражению в зеркале и направилась встречать гостей из солнечной Италии. Через три часа подъехала машина с русскими, но полковника не было.

В семь вечера я начала праздник. Признаться честно, я очень сильно волновалась. Боялась, что представители власти откажутся участвовать в конкурсах. Ан–нет! Они так зажигали, что я только и успевала ловить свою челюсть у пола. В десять часов объявила антракт и отпустила всех переодеваться на бал–маскарад. В одиннадцать часов в огромный тронный зал потихоньку стал стекаться народ в различных костюмах. Кто–то увлечённо вёл беседу, кто–то танцевал вокруг огромной ели, кто–то весело хрумкал закусками у столов.

Я стояла на балконе, скрытая тёмными шторами и счастливо наблюдала за гостями – похоже праздник удался. Мне на талию легли тёплые ладони, прижимая к себе. Я улыбнулась, откинув голову на плечо мужу.

– Ты молодец. – лёгкий поцелуй в висок, – Как себя чувствуешь? Устала?

– Не–ет. – удовлетворённо потянула я, кладя ладошки на руки Яо, – Я счастлива. Спасибо тебе.

Развернувшись в объятьях, поцеловала мужчину в щёку.

– Катя, нам отец сделал подарок.

Чуть отстранившись, достал билеты из пиджака и радостно протянул мне.

– Вот.

– Что это? – прошептала я, не веря своим глазам.

– Билеты на неделю в Россию, как ты хотела… – неуверенно закончил он, – Катя, тебе не нравится подарок?

С нескрываемым беспокойством смотрел на меня.

– Нет. – прошептала я, – Я боюсь, что это сон. После сегодняшнего разговора с твоим отцом, я думала, вы меня из дворца теперь не выпустите. Я очень рада. – счастливо улыбнулась Яо.

Мужчина облегчённо вздохнул, прижимая меня к себе.

– Порой мне так тяжело предугадать твою реакцию. – улыбнулся он вдыхая запах моих волос. – Но это ещё больше подстёгивает мой азартный интерес к тебе.

– Тьфу ты! Охотник нашёлся! – засмеялась я.

И ещё сильнее прижалась к груди мужа, вдыхая терпкий, свежий аромат. Я себя так хорошо даже с Андреем не чувствовала. От Яо веяло теплом, уютом и надёжностью. Я ему подсознательно доверяла. Знала, что всегда придёт на помощь и защитит. От этого осознания так приятно тепло в груди растекалось.

Что это? Неужели я полюбила Яо? А Андрей?

– Катя… – от его хриплого полушёпота, у меня мурашки по телу пробежали, скапливаясь внизу живота приятной тяжестью.

Поднимаю взгляд и сталкиваюсь с таким тёплым и нежным взглядом, полного любви и желания. Осторожно провожу ладошкой по щеке, и запускаю в мягкие волосы, легонько сжав их у корней. Яо судорожно вздохнул, прижимая меня теснее к себе. Улыбнувшись, второй рукой зарываюсь в его волосы и наклоняю голову к себе. Яо распахивает глаза, внимательно наблюдая за мной. А я закрываю глаза и чувствую, как сухие горячие губы накрывают мои. Этот поцелуй был словно проверкой, ответом нашим страхам, такой упоительный и затягивающий. Тяжело дыша, мы, соприкоснувшись лбами, улыбались друг другу.

– Спасибо. – лёгкий поцелуй в губы, и отстранившись так счастливо смотрит на меня. Я снова потянулась за поцелуем, но нас прервал звонок телефона. Яо нахмурился, отвечая кому–то.

– Да… Когда?.. Чёрт! – и так настороженно смотрит на меня. – Сейчас буду.

– Что случилось? – забеспокоилась я.

– Не переживай. Я всё разрешу. – ещё раз поцеловал, но в этом поцелуе была надежда и страх, словно последний раз целует меня. Мне это не понравилось.

– Яо!

– Родная, – лбом прикоснулся к моему, – Всё будет хорошо. – и отстранившись серьёзно и внимательно смотрит на меня, – Ты мне веришь?

– Да. – ещё раз поцеловала мужа, и он ушёл.

– Ну, ты и дрянь! – раздался сзади до боли знакомый голос.

В оцепенении, поворачиваюсь к собеседнику и сталкиваюсь с яростным зелёным взглядом. Судорожно сглатываю.

– Андрей?

– А кого ты хотела увидеть? – прищурился мужчина, и сквозь зубы выдавил, срываясь на крик. – Своего китайца?!

– Как ты здесь оказался? – хмуро и настороженно смотрю на несостоявшегося жениха. Такого Андрея я не знала и боялась. Видимо он это почувствовал и сделал ко мне шаг, я от него.

– Ты меня уже и не рада видеть? – криво усмехнулся.

– Я тебя боюсь. – настороженно за ним наблюдаю, словно за ядовитой змеёй.

Мужчина сначала удивился, а потом снова нахмурился.

– Катя, я скучал по тебе. – прошептав, снова сделал шаг ко мне.

– Как ты сюда попал? – отошла на один шаг.

Я сама перепроверяла списки гостей и систему безопасности. Здесь был «фейс–контроль». Он не мог сюда попасть, только если ему не помогли.

– Значит, захотелось денег и власти? – прошипел он, – И обычный парень тебе не подходит?! Принцев подавай, да?! – зарычал, больно сжав меня за плечи.

– Мне больно. – прошептала я, и с глаз покатились слёзы.

– А мне нет?! – взревел он. – Думаешь, мне не было больно, когда ты с ним обнималась и целовалась?! – встряхнул за плечи, так что зубы щёлкнули.

– Андрей! – сорвалась на крик я, вырываясь из захвата. – Зачем ты здесь?

– Я за тобой пришёл. – шагнул ко мне, я от него. – Думал, ты меня будешь рада видеть. – обиженно протянул, и устало вздохнул, заговорил, – Я устал тебя ждать и решил сам разыскать. Катя, я ужасно по тебе соскучился. Тот твой звонок… Когда ты сказала, что тебя рассекретили, я очень испугался за тебя. Несколько раз пытался пробраться к тебе. Но не получалось. Один раз меня поймали, а потом отпустили…

Так вот из–за кого меня «сдали»… – с горечью подумала я.

– Катя. Катенька. Вернись ко мне. – сделал маленький шаг раскрывая объятья. Я стояла  и с болью на него смотрела.

– Катюша, – осторожно вытер слёзы с моих щёк, и прижимая меня к себе. – Родная моя…

И вроде как раньше. Я крепко обняла мужчину, вдыхая знакомый запах.

– Андрей. У меня договор с Яо. Я живу с ним два года, а потом он мне даёт развод, и я уезжаю из страны. Я тебя не обманывала. У нас кроме поцелуев ни чего не было. – поднимаю заплаканное лицо и смотрю в холодные глаза мужчины.

– Я вижу. – обманчиво ласково шепчет, – Ты очень хорошо проводишь здесь время. И даже не вспоминаешь обо мне.

– Ты не прав! Ай! – меня больно схватил за волосы, резко запрокидывая голову назад. – Я всё время помнила о тебе…

Вместо ответа мне властно накрыли губы поцелуем, больно сминая и кусая. У меня снова брызнули слёзы из глаз. Андрей отстранился, с удовольствием смотря на меня. И я понимаю, это не тот человек, которого я когда–то встретила в парке и полюбила. Он очень сильно изменился. Этого мужчину я не знаю и боюсь.

– Где же ты? – тихо прошептав, осторожно касаюсь щеки мужчины и у него пропадает эта кровожадная улыбка. – Где же мой Андрей?

– Катя… – снова передо мной стоит растерянный молодой человек, удивлённо смотря на меня, как при первой нашей встрече, когда я нечаянно задела его пакет и покупки рассыпались по земле.

– Помнишь нашу первую встречу? – мягко улыбаюсь, гладя щёку мужчины, рука в волосах расслабилась, и теперь мягко массировала кожу, – Помнишь? Ты был таким растерянным и такими большими удивлёнными глазами на меня смотрел. – я хихикнула, – Прям как сейчас. Я ведь влюбилась тогда в того парня. Но сейчас передо мной стоит неизвестный тиран, так похожий на моего Андрейку. – я убрала руку. – Я не пойду с тобой! 

Рука снова больно сжала волосы, вызвав крик.

– И почему же? – прошипел в лицо.

– Я тебя не знаю и боюсь. Достаточно?

Резко бью в пах, в солнечное сплетение, затем по ушам – оглушая, и в челюсть. Наклонившись, нажала точки на шеи и он выключился.

– Мда… Запустила я себя, однако. Надо наверстать упущенное. – помассировала ноющую руку от боли.

Достаю телефон, секунду колеблюсь и набираю номер мужа.

– Да. – напряжённо отвечает Яо.

– Яо… тут… – тяжело вздыхаю и быстро произношу, – Я Андрея вырубила.

– Что–о? – прохрипел Яо от злости.

– Пожалуйста, приходи быстрее с охраной, пока нас никто не увидел.

– Сейчас буду. 

Я села на пол и облокотившись на стену, смотрела на мужчину передо мной.

Может зря я позвонила Яо? Что с ним теперь сделают? Андрей… Мы много пережили, но похоже его этот год сломал. Он уже не тот парень, которого я полюбила. Чужой. И была ли вообще любовь?! Устало вздохнув, поджала колени, и положив на них голову, закрыла глаза.

Через несколько минут раздались быстрые шаги.

– Катя! – вскрикнул Яо, подбегая ко мне и поднимая на ноги.

– Родная… – удивлённо прошептал, смотря на покусанные губы.

Я плача уткнулась ему в грудь.

– Милая… любимая… – лёгкие поцелуи и нежное поглаживание по спине, вызвали такой контраст.

Несколько минут назад грубые и жёсткие поцелуи Андрея и сейчас нежные и ласковые Яо. Некогда родной – стал для меня чужим, а ненавистный – стал самым близким. От осознания этого я ещё сильнее зарыдала.

Яо поднял меня на руки и понёс в нашу комнату. Как только положил на кровать, раздался звонок телефона.

– Да! – резко ответил муж, всё так же нависая надо мной и хмуро рассматривая. – Нет… Катя позвонила… Да, она рядом… Нет! Сейчас она разговаривать ни с кем не будет!.. Оставьте нас!

Отключив телефон, он отшвырнул его в сторону. Аккуратно спускает с плеча платье, рассматривая синяки от рук Андрея. И аж зубами от злости на него заскрипел.

– Яо. – вышло как–то пискляво, – Прости меня.

Муж напрягся, и неотрывно смотрит на меня, но молчит.

– Прости… – сбегает слеза по щеке, – Я была такой дурой! – отодвигаюсь от него и вытираю слёзы, – Я столько проблем создала вам… Тебе… Но сегодня я поняла, что гонялась за призрачной мечтой, в которой по–настоящему счастливой никогда не была бы. Моё счастье и любовь ждали в чужой стране с человеком, которого мне навязали. – я решилась поднять на напряжённого мужа глаза, – Яо, я люблю тебя. Надеюсь, когда–нибудь ты меня простишь и начнёшь доверять.

Мужчина сел на колени передо мной, мягко удерживая ладонями моё лицо, а глаза такой нежностью и заботой сияли, что я не выдержала и заплакала.

– Моя малышка. – лёгкий поцелуй в лоб, – Родная моя. – поцелуй в носик, – Я тебя прощу, когда ты выйдешь за меня замуж под своим настоящим именем.

Удивлённо смотрю на него, даже плакать перестала.

– Ты… ты… Правда?

– Да. – тихо засмеялся и осторожно поцеловал в губы. – Ты выйдешь за меня, Екатерина Петрова?

– Да! – радостно притягиваю мужа к себе за шею и под счастливый его смех впиваюсь поцелуем.

Пробили куранты.

Счастливо улыбаюсь и отстраняюсь.

– С новым годом, родной.

– С новым годом, счастье моё.

– Я люблю тебя.

– Люблю тебя. – словно эхом отозвался Яо целуя нежно и страстно.

На следующий день мы пошли в храм, где наш брак признали не действительным и снова поженили. Лао, когда увидел нас счастливых, вернувшихся из храма, тут же отправил на медовый месяц в турне по миру.  Наказав, что бы через девять месяцев ему подарили внука или внучку. И поездка принесла свои плоды. В буквальном смысле. К следующему «Новому году» у нас родилась двойня: Шен – с белоснежными волосами и тёмно–карими глазами, и Мейли – темноволосая девчушка с яркими голубыми глазами.

Надо ли говорить, как счастлив был дед? О! А как они оба носились со мной во время беременности? Конечно, с одной стороны приятно, что тебя так оберегают, но с другой стороны – я не хрустальная. И сжав зубы, с боем отвоёвывала у них свои обязанности принцессы.

Что касается прошлой жизни. Андрея отправили обратно в Россию через несколько дней после случившегося, предупредив, что если вернётся сюда, то проведёт всю оставшуюся жизнь в тюрьме. Я стояла у окна в объятьях мужа и наблюдала, как несостоявшийся жених поднимается на борт самолёта и была счастлива, что судьба распорядилась именно так. Ведь правда в народе говорят: что ни делается – всё к лучшему.  

 

<< Назад

 

Comments are closed.