Глава 7


 

Для мага владеющего бытовой магией, навести порядок в заброшенном доме — «раз плюнуть» и всего мгновение уйдёт у того мага, который владеет высшей бытовой магией. Мою же магию нельзя отнести к каким-либо критериям магии орктарийцев, но и к магии творцов её тоже нельзя отнести. Этакая прослойка между этими двумя видами. По последним событиям, как бы гордость не съедала, но при встрече мне стоит поблагодарить Творца за ускоренную учёбу. Уже не раз знания меня выручали. Но вспоминая нашу встречу, делаю вывод, что его время поджимает, иначе бы дал мне выучиться нормально…

Меня из задумчивости вывел Тим, прикоснувшись к руке.

«О чём задумалась?»

«Не думала, что буду благодарить демиурга о насильственно загруженной информации в мою голову. Но со своей магией и без инструкции к её применению, я была бы похожа на обезьяну с гранатой – не знаешь, когда рванёт»

Вург хмыкнул.

— Мира, тебе не кажется, что здесь что-то происходит? – спросил нахмурившись Арионор, присаживаясь на деревянную лавку у стола.

«Ушастый прав. – вург взял за руку и усадил за стол, — Мне не понравился взгляд старосты когда он смотрел на тебя, и эта его задумчивая фраза «лекарь нам нужен», только подтверждает мои опасения»

— Думаешь, мне следует его опасаться? – сев на лавку повернулась к Тиму.

Вург кивнул в ответ.

— Он о старосте? – заинтересованно спросил эльф переводя взгляд с вурга на меня.

— Угу.

— Знаешь, я с ним согласен. – заявил Арионор, — Мне не понравился его оценивающий взгляд, когда он смотрел на тебя.

Удивлённо посмотрела на эльфа.

Неожиданно! Не думала, что он тоже за меня будет волноваться.

Обернулась на парящую рядом дракошу. Она что-то последнее время подозрительно молчит.

«Нарочка, а слетай-ка ты на разведку. Посмотри, как здесь люди живут, и к старосте не забудь на огонёк заглянуть»

Дракоша хихикнула и исчезала, пообещав, что выполнит всё в лучшем виде.

— Если вы оба так думаете, — проговорила я смотря в зелёные глаза принца, — То мне действительно лучше одной не ходить…

— Да. Пусть с тобой вург ходит.

— А ты что будешь делать? – вопросительно выгнула бровь и чуть отстранилась от стола.

— Всё необходимое в поход буду собирать у старосты, пока ты будешь лечить.

— Хм… Ну ладно. – согласилась с ним, — Тогда пойдём.

Мы вышли из дома и одновременно повернули головы в правую сторону, привлечённые звуком сломанной ветки. А я к тому же почувствовала испуг и любопытство, и «запах» был подозрительно знаком.

«Рыжик около дома вертится. – усмехнулся мысленно Тим и на мой удивлённо-вопросительный взгляд ответил – Запах его с поляны запомнил»

Я расслабилась и еле заметно улыбнулась, прошептав напряжённому эльфу:

— Это ребёнок, который нас провожал.

С секунду принц вглядывался в мои глаза, затем посмотрел на Тима и… кивнул ему, перед тем как уйти.

Удивлённо проводила взглядом его фигуру и повернулась за объяснениями к вургу, а этот снисходительно улыбнулся и обнял меня, прошептав:

— От меня ни на шаг!

— И не собиралась! – обняла в ответ.

Не собиралась, не потому что волнуюсь за себя, а потому что волнуюсь за вурга, он мне за эти дни стал родным существом. Сложно сказать, что я услышала мысли старосты, скорее его желание умноженное на мысли, сформировали намерение — прибрать меня к рукам, а спутников моих убрать, чтоб не мешались. Грендин не поверил в нашу легенду, но ему очень не понравилось, как я прижимаюсь к Тиму. Хотя с чего бы?! Поэтому я опасалась больше всего за своего вурга.

Рыжая макушка на мгновение показалась из-за дерева и снова исчезла. Мальчишка волновался и боялся подойти к нам. Часто дышал, и уговаривал себя выйти из-за дерева. Мне его стало как-то жалко и одновременно смешно – так отчаянно себя уговаривал.

Тим прищурился, склонил голову к плечу, смотря на дерево за которым спрятался мальчик.

«А давай поиграем?» — предвкушая азарт, проурчал Тим.

От его интонации, у меня мурашки по телу побежали и отчаянно захотелось получить адреналин… я уже на губах ощущала азарт в виде покалывания, граничащий с опасностью…

Ммм… Хочу!..

Секунда… и я бы «сорвалась», но к счастью вовремя себя отдёрнула.

«Нечего мне ребёнка пугать!» — проворчала я скорее на себя, подкрадываясь к дереву.

Тим фыркнул, но остался на крыльце, с интересом наблюдая за мной.

«А сама что собралась делать?» — насмешливо спросил он.

Приподняв себя над землёй и накинув «отвод глаз» плавно возникла перед мальчишкой, когда тот снова выглянул из-за дерева посмотреть на дом.

— Привет. – не громко поздоровалась привлекая внимание и «сбрасывая» отвод глаз.

Рыжик резко подпрыгнул и взвизгнул, смотря на меня огромными от испуга глазами.

«И кто говорил «не пугай мне ребёнка»? А сама?» — фыркнул вург, безшумно приближаясь к нам.

— Прости, не хотела тебя пугать. Но ты так забавно прятался за этим деревом. – смущённо улыбнулась ему, но смутилась больше от замечания друга, чем от чувства вины.

— Ничего страшного лара. – проговорил мальчишка, глубоко дыша и держась трясущейся рукой за ствол дерева.

— Ты боишься меня? – чуть нахмурилась, присаживаясь на землю перед ребёнком.

— Не вас лара. — он мотнул отрицательно головой, — Ваших спутников.

— А меня почему не боишься?

Мне чисто, по-женски стало интересно.

— У вас глаза добрые. – и так смущённо щёчки порозовели и глазки отвёл.

Прелесть какая! Таких комплиментов мне ещё ни кто не делал!

«О! у тебя появился юный воздыхатель?» — язвительно отозвался Тим.

«А ты ревнуешь что ли?» — вернула ему шпильку.

Тим промолчал.

Хм… Это повод задуматься?

— Благодарю за комплимент. – улыбнулась мальчику, — А как твоё имя?

— Желка. – тут же отозвался Рыжик, смущённо улыбаясь.

— Нет. Я имею ввиду не прозвище, а имя которое тебе дали при рождении.

— Зачем оно вам? – тут же нахохлился он словно воробей.

 

В который раз этот ребёнок меня удивляет.

«Стазу видно, что ты не с этого мира. Истинные имена произносят для закрепления клятв. Просто так их не говорят»

«Хмм… на мелочах спалюсь»

«Если будешь невнимательна…»

— Мне не нравится твоё прозвище. Тебя ведь родители не так звали.

— Нет. – печально протянул малец опустив голову. – Они звали меня Арис.

— Золото. – улыбнулась я такому переводу.

— Да. Откуда вы… – удивлённо воскликнул Рыжик и резко замолк, заметив рядом прислонившегося к дереву Тима.

— Чем он тебя так пугает? – с интересом спросила следя за напрягшимся мальчишкой.

Тот аж сжался от вопроса моего, словно я его бить собираюсь.

— Успокойся, просто мы хотим понять, что так пугает тебя. Если не хочешь не отвечай.

— От него веет смертью.

Мальчик сел у дерева с ужасом смотря на вурга, тот же напрягся. Я поднялась с земли и прижалась к Тиму обнимая и поглаживая по спине незаметно для мальчика, который огромными испуганными глазами за нами наблюдал. Под моей рукой друг расслабился. Напоследок улыбнулась вургу, и опустилась на колени перед сжавшимся мальчиком, осторожно гладя по вьющимся волосам.

— Тем, кто не вынашивает в сердце зло, нечего боятся. Ты маленький, но храбрый и добрый. – улыбнулась поднимая руками его лицо, и поймав взгляд тёмно-серых глаз нежно добавила, — Не бойся нас.

— Да, лара. – прикрыл веки малец и расслабленно выдохнул.

Сзади мне на плечи опустились руки Тимофея, моя ладошка тут же накрыла его руку и подняв голову, я встретилась взглядом с серебристыми глазами.

«Спроси, он нас проводит к больным? Будет нашим гидом?»

Улыбнулась, кивнув.

За нами всё это время внимательно наблюдал Арис.

— Лара, прошу прощения, за мой вопрос… Ваш спутник… он немой? И вы научились с ним общаться мысленно?

Мы с Тимом удивлённо переглянулись, и тот мягко улыбнувшись мальчику, кивнул.

Рыжик застыл в глубоком шоке, смотря на вурга.

— Хм… Арис? – помахала перед его глазами рукой, — Ты чего?

Мальчик не реагировал. Тогда потрясла за плечи… И снова ноль реакции. Огромные серые глаза в удивлении смотрели на вурга не отрываясь.

«Признавайся! Ты за моей спиной принял свой облик?»

«Нет» — задумчиво отозвался тот, смотря на мальчика.

«А что ты с ним сделал?»

Тим пощёлкал пальцами перед лицом ребёнка и тот словно очухавшись, тряхнул головой и снова уставился на вурга недоверчивым взглядом.

«РРРР! Тим!» — я начала злится.

«А что я?! – возмутился вург, — Я ни при чём! Чего он на меня так уставился?»

— Арис? Что тебя так удивило в Фее?

— Простите. Просто он такой… страшный воин и тепло улыбается. – отвернулся и глухо добавив, — Как мой отец.

— А.. твои родители… они где? – как можно мягче спросила я.

Мальчишка встрепенулся, вскочил на ноги.

— Ох, лара! Я же за вами пришёл. Хотел попросить, что бы вы мою маму вылечили. Она совсем плоха. Вы… Вы поможете ей? – на последней фразе голос его дрогнул, а тёмно-серые глаза с надеждой смотрели н меня.

— Конечно поможем. – мягко улыбнулась, — Если ты нас проводишь.

— Конечно-конечно! – вскочил Арис обрадованный новостью, и поспешил в припрыжку в деревню, зазывая рукой — Идёмте!

Арис привёл нас к маленькой покосившейся избушке и первый юркнул за скрипучую дверь, которая держалась на петлях «на честном слове», да и все три окошка были с потрескавшимися стёклами.

Я ужаснулась. Как здесь можно жить?!

Встретилась с серебристыми глазами друга выражавшее недоумение.

Тим первый толкнул дверь, входя в избушку. Внутри, как я и предполагала, было хуже, чем снаружи – всё было в пыли и грязи, словно в помещении года два не убирались. Единственная печь посреди домика была чёрная от копоти и вся в паутине, а в горшочках всё время кто-то копошился, или местный аналог мышей, или тараканов, даже заглядывать не стала. Напротив печи у окошка, стоял небольшой столик весь в крошках и в пыли, а ещё на нём одиноко стояло почти не тронутое ведёрко с земляникой. Справа от печи, было что-то вроде кладового шкафчика, а слева стояла широкая лавка с бледной худой женщиной, которую в данный момент заботливо укрывал грязным покрывалом Арис.

Я подошла к женщине и положила на её лоб ладонь, одновременно осматривая её магическим зрением. Женщина была холодная, как мертвец и только чуть вздымающаяся грудь да еле заметный озноб, говорили, что она ещё жива. Рыжик с такой надеждой и мольбой следил за мной, ожидая вердикта, что просто не спасти его приёмную мать я не могу.

Минут пять я рассматривала её органы и ауру и не могла понять, что меня больше смущает: её целая почти серая аура или её воспалённая трахея. Болезнь физического тела всегда оставляет тёмный отпечаток на энергетическом теле, словно аура начала гнить заживо напротив повреждённого органа, а здесь всё цело… Сама аура может потерять цвет от множества причин, например, энергетический вампир подкрепился, либо женщина пережила горе, либо ещё какое внезапное событие «выбило почву из под ног», заклятие…

«Ну, что скажешь?» — спросил вург, облокотившись на печь плечом.

Я решила ответить вслух.

— У женщины трахея воспалена, что затрудняет ей дыхание. А ещё меня смущает её аура – она бледная.

Тим нахмурился, переваривая информацию и делая выводы.

— Что это значит? – дёрнул меня за рукав мальчишка, привлекая к себе внимание.

— Это многое может означать, малыш. – присела перед ним на корточки, — Возможно произошло какое-то событие очень сильно испугавшее её незадолго до болезни или возможно умер близкий человек…

Мальчик опустил голову и, шмыгнув, вытер рукавом слезу сбежавшую по щеке.

Только сейчас я обратила внимание, что ребёнок одет в грязную мужскую одежду, кое-где ушитую.

Осторожно боясь спугнуть обняла мальчика, ласково гладя того по спине. Рыжик прижался ко мне худеньким тельцем, всхлипывая от плача.

— У вас кто-то умер? – тихонько спросила у него.

Арис кивнул, не отрывая голову от моей шеи.

— Отец?

Снова кивок.

Возможно, я сейчас не правильно поступаю, но я хочу что бы мальчик знал правду и что бы понимал, что если его мама уйдёт, то в этом нет ни его ни моей вины.

— Арис… — мягко отстранила его от себя. Рыжик тут же отвернул голову, украдкой вытирая слёзы рукавами и продолжая всхлипывать, — Я могу вылечить твою маму… – Арис встрепенулся, глаза засияли надеждой, словно два алмаза, — Но… захочет ли остаться здесь, в этом мире, будет завесить только от неё.

Мальчик схватил мою руку в свои ладошки и умоляюще прошептал всхлипывая:

— Прошу, лара, сделайте всё возможное.

— Сделаю. – улыбнулась гладя мальчика по голове. – А вы что-нибудь приготовьте. Маме будет приятно.

Арис несмело улыбнулся и кивнул.

«Ты опять за Грань?» — встревоженно спросил Тим, присаживаясь рядом со мной на колени.

«Да. Она только что ушла. Не хочу пугать мальчика»

«Будь осторожна. – поцеловал меня в лоб. – И возвращайся»

«Конечно» — кивнула ему улыбаясь.

Пересела на лавку и опустив голову женщины себе на колени, облокотилась на стену, закрыла глаза и положила руки на её виски. В этот раз было легче концентрироваться. Огромным потоком моя магия рванула к женщине, восстанавливая и обновляя её тело в одно мгновение. Если честно я сначала, напугалась, но перепроверив состояние её тела, и удостоверившись, что моя магия ей не навредила, потянулась душой вслед за ней. И снова я оказалась в густом и плотном тумане. Женщину, как и до этого эльфа, нигде не было видно, но я чувствовала её присутствие. Меня потянуло к ней. Впереди показался просвет, с каждым моим шагом туман таял, открывая передо мной зелёную поляну и стоящий невдалеке уютный деревянный дом окружённый лесом.

Молодая женщина стояла на холме и радостно улыбаясь, смотрела на дом, не решаясь сделать шаг.

— Здравствуй. – дружелюбно поздоровалась с ней.

Девушка вздрогнула и растерянно обернулась на меня, улыбка её спала.

— Здравствуй. – не громко произнесла она, цепко рассматривая меня.

Я выгнула бровь в удивлении. Странно она меня как-то рассматривает.

— Ты кто? Тебя здесь быть не должно! – немного агрессивно отозвалась молодая женщина, уперев руки в боки.

Вторая бровь полезла на лоб.

Вот это заявление! Прям с ходу, не в бровь, а в глаз!

— Хм… Интересно ты говоришь. – задумчиво проговорила, оценивая, можно ли ей уйти или пришло время вернуться к предкам. – Скажем так, я последний рубеж, который разделяет тебя с ними. — кивнула на людей у домика.

Девушка резко обернулась, с неверием и затаённой радостью смотря на возникших у дома родных.

— У тебя ещё есть выбор: вернуться обратно, к тем, кто тебя ждёт на Орктаре и начать жизнь «с чистого листа» или… уйти к тем, кто уже за Гранью.

— Меня там… – она неопределённо махнула рукой в сторону, — Ни кто не ждёт. А там… – она улыбнулась, кивая на дом, — Ждёт любимый муж.

В это время статный темноволосый мужчина махнул нам рукой. Женщина улыбнулась и помахала в ответ.

— Ошибаешься. – мягко возразила ей, — На земле тебя тоже с нетерпением ждут — твой сын. И он очень переживает и волнуется за тебя.

Женщина с неприязнью посмотрела на меня.

Хм… А она вообще любит мальчишку?

— Ошибаешься. – передразнив меня, прошипела в ответ девушка. – Он не мой сын! И никогда им не был. Я его терпела только из-за того что он сын моего любимого. И только!

Она снова обернулась, смотря на домик.

Ветер тем временем раздувался всё сильнее и уже не только трепал волосы, но и швырял в нас ветки, листву, траву вместе с пылью. Вокруг резко потемнело, чёрные тучи заволокли небо, и грань стала истончаться, а я начала сильнее нервничать. Не хотелось бы здесь остаться!

— Но ты нужна ему! – отчаянно воскликнула я, хватая непонятливую мамашу за плечи, — Он ждёт тебя! Видела бы ты, как он переживает! Он сильно похудел, потому что всю еду приносит тебе и почти не ест её, говорит, что бы мама покушала и быстрее выздоровела… – видя что её эти слова не трогают, разозлилась и рявкнула отталкивая её от себя, так что та упала на землю, — А мать его законченная эгоистка! Только о себе и думает!

Чуть отошла от неё и хмурясь, выпустила свою магию, сдерживая Грань.

Глаза женщины округлились в изумлении, словно она перед собой Творца увидела и прикрыв рот ладошкой прошептала:

— Хранительница…

— Арис отчаянно просил помочь тебе. – продолжила со злостью высказывать ей, — И я исцелила твоё тело и пришла за тобой. Но вернуться обратно или нет, решать тебе. У тебя… – я хмуро посмотрела на небо, в котором начала закручиваться воронка, — Десять секунд! И ты либо остаёшься, либо уходишь со мной к сыну. Время пошло.

Перед ней вспыхнули золотистые песочные часы, отмеряя время.

Она отчаянно посмотрела на дом, около которого остались её родственники, и умоляюще перевела взгляд на меня.

— Тебе решать. – хмуро напомнила я, — Вернуться к сыну и начать жизнь с чистого листа, или остаться с мужем…

Время осталось… пять секунд…

Воронка начала расширяться и увеличивать скорость, приближаясь к нам.

Я протянула руку.

Четыре секунды.

Она ещё раз посмотрела на дом.

— Прошу, позаботься о сыне. – прошептал её муж, что вызвало у меня удивление. Он смог ей сказать! Какая сила воли! Или сила отчаяния!

Три секунды.

Она поднимается и хватает меня за руку.

Две секунды.

Моя сила уже не удерживает этот смерч, и он начинает её затягивать.

Одна секунда.

Я резко дёргаю на себя девушку, и мы вваливаемся в мир живых.

Открываю глаза, встречаясь с испуганными глазами вугра. Друг облегчённо выдохнул и стащил меня с лавки, крепко прижав к себе.

«Ты меня напугала!»

«Девушка до последнего тянула» — недовольно отозвалась я, обнимая его в ответ.

«Ну и оставила бы её там!» — рыкнул Тим, сильнее прижимая к себе.

«Не могла. – погладила по спине друга — Она Арису нужна» — вздохнула я и отстраняясь, посмотрела на девушку.

Арис нерешительно топтался рядом с ней, смущенно и с надеждой вглядываясь в лицо «матери».

Нахмурившись, опустилась около лавки на колени.

— Она… – голос мальчика дрожал, и тяжело вздохнув, он тихо выдавил, — Она умерла?

— Нет. – потрепала его по волосам пуская магический импульс, — Она спит. Завтра проснётся здоровой, как и ты.

Улыбаясь, подхватила заснувшего мальчика.

— Подержи его, пожалуйста. – передала тонкое тело вургу.

Тим аккуратно поднял мальчика на руки и вопросительно взглянул на меня. Они так трогательно смотрелись… Большой и сильный воин, и маленький, хрупкий рыжий мальчик.

Улыбнувшись, отрицательно покачала головой.

Приводить в порядок дом и одежду женщины и мальчика, я принципиально не стала, пусть проснётся и полюбуется на последствия своего эгоизма.

Я подвинула женщину и вург положил рядом с ней мальчика. Арис тут же во сне, крепко обнял маму уткнувшись в шею, но и женщина к моему удивлению, тоже обняла мальчика, двигаясь ближе к стене.

— Возможно, всё не настолько плохо как я предполагала? – задумчиво посмотрела на эту парочку.

«Был повод так думать?»

Вург открыл входную дверь и придержал её, пропуская меня вперёд.

«Да. Она хотела уйти за мужем и о мальчике отзывалась с негативом.»

«Почему?»

«Он не родной её сын. Муж нагулял. И только из-за его просьбы позаботится о мальчике, она в последний момент решила вернуться»

Мы стояли у крыльца дома и смотрели друг на друга, мысленно переговариваясь, не обращая внимания на глазеющих кумушек.

Тим снова прижал меня к себе.

«Пообещай, что больше не будешь рисковать так собой!»

«Не могу. Иначе я совру»

«Моя маленькая Хранительница…» — нежно и как то отчаянно позвучали его слова.

Я отстранилась, и смотря в глаза улыбнулась, пригладив его растрепавшиеся волосы.

— Идём. Надо до темна со всеми управится. Чувствую, вечером староста задаст нам жару.

«Да, я тоже так чувствую»

До темноты мы успели обойти все дома. И к нашему удивлению, везде обнаруживались «тяжелобольные» (за исключением трёх домов, где действительно были больные). Так что с такими я не заморачивалась и быстро «ставила на ноги». Один здоровый мужик, в буквальном и переносном смысле слова (он был большой и здоровый), пожаловался, что, мол, отказала левая нога, болит и не сгибается. Осмотрев его магическим зрением, естественно ни чего не обнаружила. Попросила его жену подать мужу стакан воды и кинула туда заклинание со слабительным. Заставив мужчину выпить всё, подперла кулачком голову, и с интересом стала наблюдать за «чудесным исцелением». Минуты две он краснел и елозил задом на кровати, а затем что-то булькнул и на своих двух вылетел из дома. И таких притворщиков была почти вся деревня. Староста «хорошо» поработал! Уже под вечер я даже не переходила с магического зрения на обычное, сразу заходя в дом осматривала «клиентов». И в основном молча разворачивалась и уходила, потому что если и были больные в доме, то только на голову, так я и отвечала когда надоедливые бабы, возмущаясь, просили посмотреть сыночка или доченьку, не смотря на то, что их детино здорово, как бык или лошадь!

Хоть домов было не много всего 23, но бред местных жителей меня вымотал так, что придя в наш домик просто рухнула на лавку.

— Если староста не собрал всё необходимое нам в поход, он станет обладателем бесплатного тура на две недели по сортирам этой деревни!

Тим тихо засмеялся, присаживаясь на пол около меня.

— Опасная ты женщина!

— Угу! Дрожи и бойся! – фыркнула я, потрепав вурга по волосам. – Хочу уже уйти отсюда. Не нравятся мне эти местные.

— Ты Хранительница, в твоих силах их проучить.

— Знаю. Но не могу пока придумать как. Они вроде и не сильно пакостничали, так, нервы немного потрепали… Так что ждём вечера и после этого посмотрим, в какой их тур отправить.

— Не завидую я им. – хмыкнул вург.

Мы немного посидели в тишине.

— Что-то Нары с Арионором долго нет… – задумалась я, и тут же передо мной появилась запыхавшаяся, перепуганная дракоша.

— Таня! Там принца… отравили!

 

 

 

Я знала что, что-нибудь случится, но всё же в глубине души надеялась, что всё обойдётся. Не обошлось…

Так бывает. Где-то внутри, некое шестое чувство или нижнее девяносто (у кого что), которое всегда чует «приключения», нашёптывает и предупреждает о них, но мы игнорируем полагаясь на «авось всё обойдётся», и надеясь на лучшее… но как говориться – «Надежда умирает последней!» или в данном случае дохнет под хилым кустиком железных аргументов действительности.

И вот мы мчимся, как угорелые через всю деревню к старосте домой. Селяне с изумлением провожают нашу парочку, при этом Нару то они не видят. До дома долетели за минуты две, но он оказался пуст. Ни сына, ни хозяйки, ни Арионора, ни самого Грендина не было, словно дом заброшен и пустует уже давно.

Это показалось странным, ведь несколькими часами ранее он был вполне обжитым.

В душу закралось очень такое тихое и нехорошее чувство, сердце испуганно сжалось, а мозг начал усиленно работать ища ответы на вопросы: Что у нас есть? С чем столкнулись? Куда дальше? И главное – ГДЕ ИСКАТЬ???

Обеспокоенно посмотрела (взглянула в спокойные глаза Тима) на Тима.

— Спокойно. – пророкотал вург поднимая руку в успокаивающим жесте, — Времени прошло мало, далеко не уволокут. Я по запаху могу найти.

Глубоко вздохнула-выдохнула и постаралась мыслить логически.

— Но запах могут магически прибить… — возразила я.

— Так я и не обычный вург. – усмехнулся тот.

Возразить было не чего.

— Тогда, действуй.

Около дома Тим сбросил иллюзию, припал на передние лапы, приглашая на спину. Медлить не стала, усевшись, схватила за холку посильнее, всё таки вург не ездовой конь, Тим же на это внимание не обратил, поднялся на лапы и сосредоточенно начал обнюхивать землю. Немного покружа на заднем дворе, он поднял голову в сторону леса, словно к чему-то прислушиваясь и стремглав помчался туда, прижав плотно крылья к бокам, мне оставалось лишь как можно теснее прижаться к сильному телу. На ходу мысленно выясняла у Нары, что она видела и слышала. Дракоша поведала, что жители  обеспокоены чем то, вслух не говорят, но упоминают «это» и «эти»  шёпотом, со страхом и кивают при этом куда-то в сторону северо-запада, что кстати находится в совершенно противоположной стороне от того места куда несёмся мы. О Грендине селяне отзываются уважительно, без страха, у мужской половины селения он авторитет, а у женской… завидный вдовец. Так что в случае чего помощи бы я не дождалась.

— Нагоняем. – кинул мысль Тим, сбавляя темп.

Вскоре он перешёл на шаг и остановился. Я с трудом выпрямилась, поясница нещадно болела, ноги онемели, мышцы тряслись от долгого и непривычного напряжения и колики прокатились по ногам, когда я их выпрямила. Шипя и разминая их, я огляделась, силясь хоть что-нибудь увидеть в ночной мгле. Полная луна только-только поднималась над лесом, и ни чего не освещала, что ужасно расстраивало меня.

Я с детства боялась темноты, а в подростковом возрасте начитавшись фантастику и жутких историй о потустороннем мире и его обитателях, страх усилился. Но потом мне попалась статья о страхах, в ней уверяли, что мы боимся не сам объект, а то, что незнаем как с этим бороться. Например, акрофобия – это не боязнь самой высоты, а страх упасть и разбиться. А никтофобия – это взбрык мозга, из-за того что он не может через органы чувств воспринять окружающее. Поразмыслив и покопавшись в своих ощущениях, я согласилась с неизвестным автором и стала представлять, что в темноте я самое страшное и непредсказуемое существо, а темнота вообще моя помощница. Как бы смешно не звучало, но аутотренинг помог, и я нейтрально стала относиться к темноте.

— Перестрой зрение. – прошептала мне Нара и поймав  мой непонимающий взгляд, дополнила, — На зрение дракона, мы же связаны.

Хм, немного не понятно – как? Может просто пожелать стать как драконом?

Прикрыла глаза, потянувшись внутренне за ярким тёплым огоньком внутри себя, бережно погладила его, а в следующую секунду мир взорвался звуками, словно мне затычки из ушей вытащили. Распахнув глаза, в первое мгновение удивилась, лес был чёткий, но словно в дымке. Справа от меня хрустнула ветка. Резко обернулась на звук — в метрах ста от меня слегка подсвеченный красным убегал небольшой зверёк похожий на суслика, но с длинным хвостом и весь чешуйчатый. Джарг – подкинула мне память Хранительницы.

 

<< Назад                                                                         Следующая часть >>

Comments are closed.