Глава 1


 

Я всегда жила на грани – не была вампиром и не была человеком.

Моя мама была красивой, эффектной девушкой и отец её заметил, уж не знаю на счастье или на беду. Через несколько дней их знакомства он исчез, а мама, спустя девять месяцев, родила меня. К сожалению, хрупкое человеческое тело не может вынести рождения на свет потомка тьмы и остаться при этом в живых, только если вампир будет присутствовать при родах и в нужный момент обратит.

Меня вырастили и воспитали родители мамы. Даже подруга была. Недолго. Но из–за нечеловеческих способностей, дети всегда сторонились меня. Со временем я поняла, что нужно сдерживать свою силу, не показывать чуткий слух, стараться не выделяться, но вот с запахами, до сих пор проблемы – слишком чувствительная. Приходится закладывать маленькие кусочки ваты в нос, чтобы не чувствовать резких и приторных запахов туалетной воды окружающих. Кровь мне не нужна, питаюсь обычной человеческой едой. Только мясо ем в больших количествах.

Закончив на «отлично» школу, без проблем поступила в университет, но и там меня обходили стороной. Словно на мне висела табличка, написанная огромными буквами: «Опасно для жизни!».

Но всё же, через некоторое время подружилась с весёлой рыжей девушкой – Александрой. Хрупкая, стройная, лицо в веснушках и такая светлая, как солнышко. Она стала для меня сестрой. Из–за дружбы со мной, её перестали задевать, что очень радовало нас обеих.

Параллельно с учёбой, я работала в отделе по общественным делам, и мне пришлось общаться с подругой детства и её компанией, так как они являлись главными заводилами всех праздников. Это в свою очередь плохо сказалось на наших отношениях с Алекс. Мы перестали общаться и снова, я осталась одна. У Алекс вскоре появился молодой человек, он полюбил её и не давал ни кому в обиду. Я искренне радовалась за неё.

Однажды, после занятий, выходя из дверей университета, я наткнулась на компанию: там сидела Алекс, её возлюбленный и его друг. Я еле заметно, грустно ей улыбнулась и пошла от них прочь.

– Твоя бывшая подруга? – заинтересованно спросил друг её молодого человека, когда я отошла на дальнее расстояние.

– Да. Она хорошая девушка, чуткая и умная, но… – тяжело выдохнула бывшая подруга, а я вся напряглась, замедлила шаг, вслушиваясь в её ответ. Казалось, от него зависела моя жизнь. – Я до сих пор не могу поверить, что она сдружилась с Юлей и её компанией. Они всегда надо мной издевались. Она знала. И этого я ей не могу простить.

Слух полувампира уловил яростные нотки, звонкого голоса девушки, прозвучавшие словно проклятье. Очень больно. По глазам покатились слёзы и уже не сдерживаясь, побежала.

До позднего вечера я гуляла по полупустынным улицам города. Сначала рыдала, потом разозлилась. Впервые за всю жизнь мне было так больно. Раньше не понимала, теперь знаю – те, кого мы подпустили близко к сердцу, ранят сильней всего.

«Да что в конце концов такого сделала? Я вынуждена основное рабочее время проводить с этой компанией! Она должна была понять меня!..»

Я уже подходила к дому, когда вдалеке послышался писк, словно нашествие крыс двигалось в мою сторону. Я остановилась, прислушиваясь – определяя направление. По небу полетели летучие мыши, разных размеров и видов. Огромная туча нависла над кварталом и медленно, слишком медленно двигалась с запада на восток, кружа беспорядочно в воздухе.  На меня приземлился небесный летун. Покосившись брезгливо, я аккуратно сняла его со свитера и подкинула в воздух. На одном дыхании пролетела три лестничных пролёта и захлопнув дверь в квартиру, прислонилась к ней спиной. Успокаивая дыхание, закрыла глаза и тут же распахнула, почувствовав копошение в волосах. Зло зашипела, выпутывая надоедливого мыша.

– Ну что ты ко мне привязался?!

– Ты мне понравилась. – ошарашенно замерла, услышав над ухом звонкий, детский голос. – Я хочу остаться с тобой.

– Но я–то не хочу! – возмутилась я, придя в себя от заявления, и вытащила, наконец, его из волос.

Забавно растопырив крылья, он крепко вцепился коготками в мои ладони. Нарушитель моего спокойствия был небольшим и мог уместиться на одной ладошке. У него была мягкая чёрная шёрстка, вытянутая голова, большие чёрные глазки, и торчащие, нервно дёргающиеся ушки, словно жившие своей жизнью.

Не отрываясь, со смесью страха и надежды, он смотрел на меня. И в его глазах я увидела себя – малыш боялся снова остаться один. Перед глазами вновь пронеслись сегодняшние события, заставив сердце больно сжаться…

Скрипнули половицы под тяжёлыми шагами бабушки. Вздрогнув, я в панике осмотрела комнату. Взгляд остановился на большой коробке из–под телевизора. Быстро стряхнула туда мыша, закрыла крышкой и уселась сверху. Открылась дверь, и в проёме показалась полноватая женщина с тёмными, крашеными волосами – Надежда Валентиновна, моя бабушка. Деда не стало ещё пять лет назад, поэтому мы жили с ней вдвоём.

– Что ты тут так долго делаешь? – удивилась она, рассматривая меня. – Что–то случилось?

– Ничего. – натянуто улыбнулась я, стараясь принять непринуждённый вид.

И надо было мышу в этот момент скрести по стенкам коробки?!

– Что это у тебя в коробке? – подозрительно прищурилась женщина.

– Ничего! – поспешно ответила я.

– Что ты опять притащила? – устало вздохнув, бабушка села рядом на стул.

– Ничего. – буркнула я. Ну не могу под цепким взглядом этой женщины лгать. Сама себя всё время выдаю.

– Как это ни чего? А что же тогда в коробке шуршит? – с озорством прищурилась она на меня.

Дело в том, что я всегда притаскивала разных животных в квартиру, хотела чтобы они стали мне друзьями. Но питомцы не выдерживали моей вампирской сущности и в этот же день сбегали. Однажды у бабушки терпение лопнуло. Смотря на моё залитое слезами лицо, она запретила мне приносить всякую живность в дом. Ей было больно смотреть, как я плачу по ещё одному сбежавшему питомцу. Я её понимала и соглашалась.

Тяжело вздохнув, открыла коробку и из неё тут же вылетела мышь, крепко вцепившись мне в плечо.

– Ты зачем её притащила? – скривилась бабушка глядя на летуна. Она терпеть не может мышей и крыс.

– Это не я! Она сама! – ткнула пальцем в перепуганную зверюшку.

– Ну да. Выкини её сейчас же!

– Я не могу. – опустив голову, ответила я.

– Почему?

– Он сам меня выбрал. Пожалуйста, позволь его оставить. – умоляюще сложила ручки у груди, и тихо закончила. – У меня ведь не осталось друзей.

– Ну, хорошо. – с трудом согласилась бабушка, после долгого рассматривания нас. –  Только если он улетит, потом не реви!

– Ура! – подпрыгнула я. Подбежала, радостно обнимая и целуя бабушку. – Спасибо! Спасибо!

Она смеялась и опасливо косилась на мыша, а тот на неё.

С того дня, мышь получил гордое имя Ян, и дальше квартиры меня одну не отпускал. Думаете, не пыталась запереть его дома, уйдя в универ? Ещё как пыталась! Но малыш поранившись, разгрыз сеть на окне и днём(!) полетел ко мне в университет. Когда посреди пары раздался глухой стук об стекло, я ужаснулась, увидев тушку своего друга. Распахнула окно, и Ян тут же со всхлипами вцепился в меня, дрожа всем тельцем. Поглаживая его, я обернулась на группу, та сидела с открытыми ртами от удивления. Первым отошёл преподаватель, строгий мужчина, преклонных лет.

– Валери! Выбросьте эту гадость в окно! – брезгливо указал пальцем на мышонка.

Малыш, дрожа ещё сильнее прижался ко мне.

– Простите, я этого делать не стану.

– Если вы не выкинете, – в голосе появились угрожающие нотки, – то можете больше не  приходить на мои пары!

– Хорошо. – спокойно ответила я, и под удивлённые шепотки однокурсников, собрала вещи и вышла из аудитории. Ещё б они не удивились! Всегда тихая и вежливая, вдруг стала дерзить и не кому-нибудь, а почётному преподавателю университета. Ох, чувствует моя пятая точка, ещё влетит мне за это. Но это будет потом, а сейчас главное  мышонку помочь! Забежав в женскую уборную, с трудом отцепила перепуганного Яна от себя и с беспокойством его осмотрела.

– Ты поранился! – испуганно воскликнула, рассматривая кровоточащие ранки. – Зачем же ты прилетел?

– Я боялся, что ты бросила меня. – прошептал дрожащим голосом малыш.

– Глупенький! Как же я тебя брошу?! – тепло улыбнулась ему, ласково почёсывая головку, – Ты ведь мой лучший друг.

Промыв под краном маленькое тельце, и выслушав возмущения по этому поводу, я не успокоилась, так как одна из ранок всё её кровоточила. Закусив губу, я обеспокоенно смотрела на слабеющего Яна, и решившись, побежала с ним в медпункт.

– Ярослава Яковлевна, можно к вам? – осторожно прижимая к себе под блузкой малыша, закрыла за собой дверь.

На меня из–под очков, удивлённо смотрела молодая женщина. И было на что. Вся белая блузка, была испачкана кровью Яна, и к тому же я аккуратно прижимала ладошкой живот. Вот что она могла подумать?!

– Можно у вас одолжить зелёнку, перекись водорода и вату?

Резко подскочив, она осторожно усадила меня на скамейку и стала доставать пузырёчки, попутно задавая вопросы, скорее наверно для себя, потому что я даже слово вставить не успевала:

– Что случилось? Где болит? Кто поранил? Как это произошло?

– Ярослава Яковлевна, это не для меня. – протараторила я в секундный перерыв, когда она вздохнула, что бы закидать новой порцией вопросов. Удивительно, но вопросов дальше не последовало. Осторожно достав мышонка из под блузки, аккуратно положила его на колени, и открыв перекись вылила немного на вату.

– Он из дома сбежал. Испугался, что я его бросила. – объяснила медсестре, прикладывая вату к кровоточащему боку Яна, от боли он запищал и стал вырываться, – Тихо–тихо. Потерпи маленький, надо кровь остановить. – подула на ранку и продолжила, – Он где–то по пути поранился, и прилетел ко мне на лекцию, истекая кровью. Спасибо, что не выгнали и простите за доставленное неудобство. До моего дома далеко, он бы не выжил.

Внимательно выслушав меня, медсестра глубоко вздохнула, и села рядом на скамейку.

– Я сначала очень удивилась, когда увидела тебя в крови. Ты тихая и в неприятности не влезаешь… А как ребята и преподаватель отреагировали?

– Преподаватель рассердился и выгнал, потому что я не захотела выбрасывать мышонка в окно, а ребята – удивились.

Обработав раны зелёнкой, я закрыла все бутылочки крышкой, и Ярослава Яковлевна убрала всё по местам.

– Ещё раз спасибо Вам. – улыбнулась женщине, укачивая на руках Яна. – Вы мне очень помогли.

– Пожалуйста. – слабо улыбнулась в ответ она. – Как ты домой поедешь? Ведь блузка грязная.

– Ни чего страшного. – одевая свитер, и засовывая под него Яна. – Доеду. Спасибо вам. До свидания.

 

                                                                        Следующая часть >>

Comments are closed.