Глава 2


 

Несколько дней, пока малыш выздоравливал, я была дома – пришлось взять больничный. Не хотелось, что бы он снова повторил свой «подвиг».

Спустя неделю, вечером я собирала конспекты в сумку. Ян подозрительно за мной наблюдал лёжа на кровати, но пока молчал.

– Не надо на меня так смотреть! – подняла на него глаза. – Я не могу всё время сидеть дома. Мне нужно учиться.

Кстати, с ним разговаривать только я могу. Точнее, понимаю его только я.

– А может, ещё недельку дома посидим? – жалобно протянул, перелетая мне на плечо. – Отдохнёшь, и я долечусь.

– Мелкий! – усмехнулась я, косо наблюдая за трением его головы о мою шею, – Мы уже много раз поднимали эту тему. Я учусь, а ты ждёшь меня дома вместе с бабушкой.

– Ва–а–лери! Возьми меня с собой.

– Не могу. – снимаю с плеча мыша, и ласково чешу шейку, – Помнишь, как отреагировал мой преподаватель на тебя? – Ян резко вжал голову в плечи, – Вот–вот.

– Но ты же вампир! Заставь их!

Не люблю, когда упоминают об этой моей стороне. Посадила мелкого на стол. Нависая над ним, хмуро попросила.

– Не напоминай мне об этом.

– Почему? – удивился он, – Ты не можешь всё время убегать от твоей тёмной стороны. Она сильнее человеческой…

– Ненавижу вампиров! – прошипела я. – Не поднимай больше эту тему!

Разозлившись, воздух вокруг меня начал пульсировать. Это ещё одна причина, почему я стараюсь контролировать эмоции.  Ян резко сжался, опасливо за мной наблюдая. Выключив в комнате свет, рывками сняла одежду и забралась под одеяло. Закрыв глаза, начала считать до десяти, успокаиваясь. На пятом счёте, прилетел Ян, укладываясь над головой, виновато прошептал:

– Извини, я больше не буду. – свернулся клубочком и быстро заснул.

Перевернувшись на живот, улыбнулась, рассматривая пушистика. Маленький. Быстро–быстро дышит. В который раз удивляюсь: летучие мыши спят головой вниз, а этот на подушке, мило свернувшись в клубочек, как кошка только крылья торчат. Мы прям два сапога пара! Оба странные и не нормальные для своего вида. Мысленно пожелав ему спокойной ночи, я тоже вскоре заснула.

Наутро с криками и писком, Ян вцепился в волосы, заявляя, что без него я ни куда не пойду. Я его и уговаривала, и просила, и пыталась подкупить его любимыми печеньками, и угрожала, даже бабушку «натравила»! Бесполезно! Намертво вцепился в волосы. Я их с трудом отрастила до лопаток, и отрезать из–за прихоти маленького негодника не собиралась. Разозлившись на него, прикрикнула:

– Ну и сиди! Но если услышу хоть писк или выдернешь мне хоть один волосок… Обрею!

Закинув рюкзак на плечо, быстрым шагом пошла в универ, благо живём в двадцати минутах от него. Мелкий честно пытался выбраться не дёргая за волосы, но постоянно путался и я на него шипела от боли.

Фурией, залетев в кабинет декана, сходу заявила:

– Мне нужна ваша помощь!

– Во–первых – здравствуйте, во–вторых – Вас, юная леди, не учили стучаться? – невозмутимо замерев с папкой у шкафа, мужчина внимательно меня рассматривал.

Наш декан был мечтой всех девчонок в университете – высокий молодой мужчина на вид лет около двадцати пяти. Он всегда ходил с аккуратно растрёпанными волосами орехового цвета: тёмные у корней и неестественно светлые на кончиках. Густые тёмные брови в разлёт, прямой нос и в меру полные губы создавали строгий образ. Особенно это подчёркивал тёмно–серый костюм и светло–синий галстук – идеально сидевший на спортивной фигуре, выгодно оттеняя выразительные, серые глаза отдававшие голубизной, которые всегда смотрели строго и внимательно, словно заглядывали в душу.

Под его взглядом всегда всем студентам, да и преподавателям тоже, было неуютно рядом находиться. Всем кроме меня. С первой встречи мне было легко с ним общаться, словно мы были на равных. Я единственная не терялась под его взглядом. Одногруппники это заметили, и поэтому по всем вопросам и отмазкам уговаривали меня к нему идти.

Так как воспитывалась в семье педагога по литературе и русскому языку, его замечание меня смутило.

– Простите Владислав Дмитриевич. Но мне очень нужна ваша помощь. – показывая на испуганного мыша засевшего в волосах. – Он без меня дома не хочет оставаться!

– И что вы от меня хотите?

Решение пришло неожиданно.

– Разрешите посещать занятия с ним.

– Это будет проблематично. – убрал папку в шкаф и садясь в кресло, указал мне на соседнее. – Ко мне неделю назад заходил Андрей Петрович, с докладной на вас. Говорит, вы нарушаете дисциплину и не уважительно отнеситесь к нему подрывая авторитет в глазах студентов. – сцепил руки в замок и положив на него подбородок неотрывно следил за мной.

– Нашёл образец для подражания. – фыркнула я. – Я не авторитет для группы.

– Почему вы ушли?

– У меня был небольшой выбор: или лекция или жизнь мелкого. – мужчина вопросительно поднял левую бровь.

– Мышь поранился сильно, когда днём ко мне летел, и быстро слабел, истекая кровью.

– Можно взглянуть?

– Нет! – пискнул Ян, зарываясь глубже в волосы.

– Да. Только сначала помогите, пожалуйста, его вытащить.

Мужчина обошёл стол, приблизившись ко мне. От него исходил приятный запах острой свежести, которую я сначала не почувствовала. Аккуратно приподняв волосы одной рукой, второй он потянулся к мышу, но резко и шипя отдёрнул руку смотря на окровавленный палец.

– С характером. – усмехнулся Владислав, вытирая белоснежным платком палец.

– Ян! – удивлённо воскликнула я, рукой залезая под волосы, попыталась выцепить мелкого. – Ты что наделал?! – и обращаясь к внимательно наблюдавшему декану, – Простите, пожалуйста, не знаю что на него нашло…

– Пусть не лезет вампирюга противный. – прошипел где–то в районе затылка Ян.

– С чего взял? – севшим голосом спросила, положив руки обратно на колени.

– Неужели сама не чувствуешь? От него просто несёт Силой! – прошипел маленький, перебираясь на плечо.

Мужчина, склонив голову набок, с интересом за нами наблюдал, а я смотрела на его палец –чистый! Будто укуса и не было. И почему я раньше не замечала? Глаза от ужаса расширились, я вновь подняла взгляд на своего декана.

– Думаю мне пора. – медленно выговорила, поднимаясь с кресла.

– Что вас так испугало Валери? – обманчиво ласково проговорил мужчина, ненавязчиво преграждая мне путь.

– Ни чего. Дайте мне пройти. – хмурясь, попыталась его обойти.

– Валери Магер, сядьте на место! – ледяным голосом приказал мне. – Я с вами ещё не закончил… беседу.

– Я не разговариваю с вампирюгами! – вспылила я, сверля взглядом невозмутимого мужчину.

Снова воздух вокруг меня стал пульсировать. Что–то в последнее время я стала хуже контролировать себя. Закрыв глаза, сосчитала до десяти, успокаиваясь. Это одновременно удивило и заинтересовало вампира. Он мягко толкнул в кресло, удерживая меня за плечи.

– Присядьте, пожалуйста, и ответьте на вопрос: что вам известно о детях ночи? – склонился надо мной.

Я упрямо молчала, буравя взглядом в нём дырку.

– Я не враг вам. – нахмурившись произнёс вампир, отстраняясь.

– Почему я должна вам верить?

– Потому что за вами скоро начнётся охота кланов.

– Какая охота? Почему? – возмутилась я.

– Давайте так, – устало потёр переносицу, жмуря глаза, –  вы расскажите мне всё, что вам известно о детях тьмы, а я постараюсь доходчиво объяснить ваше положение в нашем мире.

– Вы мне разрешите ходить на занятия с мышем? – хмурюсь, смотря на удивлённого декана.

– Если я получу ответы на все вопросы. – сложил руки на груди отступая и  облокачиваясь на стол.

– Зачем ты ему? –  подозрительно прошептал на ухо Ян.

– Меня это тоже интересует.

Ещё минуту я буравила мужчину недовольным взглядом, а затем согласилась, осторожно подбирая слова.

– Хорошо. Но сначала ответьте: зачем вам учить меня?

Усмехнувшись, Владислав сел снова за стол.

– Валери, я просто хочу вам помочь. – видя моё недоверчивое выражение лица, вздохнул. – Я уже был свидетелем подобных случаев. Как только, полукровка рождённая от чистокровного, достигает своего совершеннолетия, за её силой начинают охотиться все кланы. – чуть подумав, продолжил, – Став официально моей ученицей, вы будите неприкосновенны.

– Что значит чистокровный? Вы знакомы с моим отцом?

– Возможно. Чистокровными называют высших вампиров – это аристократы, элита,  которая никогда не смешивает свою кровь, с  кровью низших или с людьми. Однако всё же бывают исключения. Через четыре месяца вам исполнится 20. Как давно вы заметили неконтролируемые вспышки гнева? Смею предположить – около месяца назад? – получив мой кивок, продолжил, – И мышонок появился тогда же.

– Откуда вы знаете?

– Полукровки вроде вас быстро наращивают свою силу, но вы – слишком быстро. Это значит что ваш отец не просто чистокровный, а принадлежит к Правящим.

– Чем мне это грозит?

– Быстро улавливаешь. – одобрительно кивнул декан, – Если это так, то от вас либо просто избавятся, либо обратят. Это будет зависеть от князя, чьему роду вы принадлежите.

– Я не смогу остаться незамеченной?

– К сожалению, нет. Аура вокруг вас очень сильно влияет на людей, заставляя пока, вас сторониться. Как только войдёте в полную силу – вы станете для них очаровательным объектом. На полукровок же, иначе влияете. – чуть подумав, продолжил, – Они чувствуют неосознанно в вас руководителя, тому кому обязаны подчиняться беспрекословно. Вы ни разу не задумывались, почему вам со мной легко общаться?

– Нет. Мне просто было комфортно.

Мужчина кивнул, словно сам себе что–то подтвердил.

– Что вы ответите на моё предложение?

– Чем я буду вам за это обязана? – снова нахмурилась я.

– Ничем. – усмехнулся Владислав, – Только беспрекословно слушать меня и прилежно учиться.

– Если я принадлежу к княжескому роду, то как вы сможете меня от него защитить? Вы ведь тоже полукровка и слабее обычного вампира.

– Это уже не ваша забота. Физически вас не смогут тронуть, но вот морально – будьте готовы.

– Скажите, – я чуть замялась, – У всех полукровок, есть летучие мыши?

– Нет. Князьям подчиняются тысячи летучих мышей. То, что она вас выбрала, говорит о том что вы принадлежите к очень сильному роду, и даже будучи полукровкой имеете большую часть этой силы. Что существенно поднимает вашу ценность в глазах других кланов. В день совершеннолетия, вы достигните пика своей силы. И тут будет зависеть только от вас, хотите сохранить свою силу – ваш отец или дед должны будут с вашего согласия обратить вас. Без согласия, или если же попытаются с других кланов вас обратить – вы погибните. Если в день совершеннолетия не обратитесь – вы лишитесь силы и останетесь полукровкой лет на 300 максимум, а затем, как обычный человек умрёте.

Голова начала уже болеть от обилия информации. Но главное я не поняла: для чего я ему? Что он надеется получить? И на что рассчитывает? С другой стороны, он единственный кого я знаю из ТОГО мира, и он хочет мне помочь. По–дурацки себя чувствую, словно олень под голодным взглядом тигра. Вроде не лгал, но что–то недоговаривает. И Ян сказал, что от него «прёт» Силой – значит он тоже отпрыск чистокровного…

– Что думаешь? – прошептала притихшему мышу.

– Мутный он. Но с другой стороны, скоро появятся «учителя» с других кланов. Так что лучше что бы он тебя обучал – его ты хоть немного знаешь. – чуть подумав, добавил, – Стребуй с него клятву на крови, что он защитит тебя от кланов и против твоей воли не пойдёт.

– Я согласна стать Вашей ученицей, но Вы должны мне поклясться на своей крови,  что защитите от кланов и против моей воли не пойдёте.

– Хорошо. Но и Вы в свою очередь принесёте мне клятву – беспрекословно слушаться меня во время обучения.

– Справедливо. – тяжело вздохнув, признала я.

– Вечером жду у себя в кабинете. Чем скорее начнём обучение, тем лучше для вас.

– Угу. – скуксилась я.

Мы принесли друг другу клятвы, и я отправилась с Яном на занятия. Каждому возмущавшемуся преподавателю при виде мыша, подсовывала под нос разрешение от Владислава Дмитриевича, заверенного подписью ректора. Они тут же удивлённо закрывали свой рот, с подозрением на меня косясь. Не знаю, как ему удалось убедить ректора, да и знать не хочу. Главное теперь я с мышонком могла не расставаться.

 

<< Назад                                                                         Следующая часть >>

Comments are closed.