Глава 7


 

Оставшуюся пару я пропустила «мимо ушей», сидя у окна и рассматривая птиц в небе. У меня всё ни как ни шло из головы знакомство с Киррилом. Я три года проучилась в университете, и только сейчас столкнулась с таким как я. Что же получается, что всё это время он был рядом, а я не замечала? А может он новичок? Он упоминал, что знаком ещё «с парочкой». Интересно они тоже учатся здесь? Хотелось бы познакомиться с товарищами по несчастью. Узнать, как их обучают наставники, как они впервые обнаружили у себя Силу, когда у них совершеннолетие?..

– Магер, вас долго ждать? – вывел из задумчивости недовольный, скрипучий голос Андрея Петровича, тот самый преподаватель, который написал на меня с Яном докладную.

Осмотрелась, я осталась одна в аудитории и достопочтенный преподаватель переминался у двери хмуро на меня смотря.

– Прошу прощения. – извинилась я, быстро собрала конспекты в рюкзак и выпорхнула из аудитории.

Мышонок всё время молчал, давая мне подумать. Вот и сейчас, пока я направлялась в бывшую «контору», он молчал. У двери, я притормозила, услышав шум и незаметно принюхалась. В кабинете было шесть человек и среди них один очень сильно выделялся – Юля. Посмотрела на мыша, тот тоже скуксил мордашку понимающе глядя на меня.

– Всем здрасти. – нагло ухмыльнувшись, я вошла и осмотрела в удивлении застывших девушек.

– Ты! – взвизгнула Юля кидаясь ко мне.

«Ну, началось!» –  внезапно раздался чужой голос в голове. – «Дайте мне бируши!»

«Что?» – удивилась я, по привычки встречаясь взглядом с Яном.

– Ты меня слышишь? – ошарашено прошептал мелкий.

– Да. – не менее удивлённо ответила ему, забыв про девушку. А зря! Эта тварь схватила меня за волосы и нагнув потащила к столу. В первые секунды я оторопела и не сопротивляясь прошла за ней, но когда мою голову с силой ударили о стол, я разозлилась. Отошедший от такой наглости мышь, с боевым кличем кинулся на брюнетку, и вцепившись ей в руку стал рвать клыками кожу. Юля завизжала отпрыгивая от меня и с трудом оторвав его от руки кинула в шкаф. Для меня время замедлились. Сердце пропустило удар. Я в ужасе смотрела, как Ян сильно ударяется об шкаф и безжизненной тушкой стекает на пол. Вокруг всё стало меняться. Время возвращало свою скорость. Предметы стали чётче, девушки на заднем плане стали подсвечиваться красным с жёлтым ореолом, но я смотрела только на одну – Юля. Не сдерживая больше Силу, я медленно пошла на пятящуюся от меня девушку. В голове билась лишь одна мысль: «Убить тварь!». В огромных карих глазах плескался страх и я им наслаждалась. Это было выше меня. Что–то древнее, опасное и фееричное. Мне нравилось. Я упивалась страхом жертвы. Глаза девушки испуганно округлились, почувствовав спиной  холодную стену. Моя рука резко взметнулась, и с силой сжала горло девушки поднимая её над полом. Вот теперь к страху прибавилось неверие и отчаяние. Задыхаясь, она вцепилась двумя руками в мою руку, в беспомощной попытке оторвать руку от шеи, на что я зло усмехнулась и наклонившись к уху, прошипела:

– За смерть платишь смертью. – сжав пальцы сильнее, отстранилась и наслаждением смотрела в испуганные, молящие глаза из которых медленно утекала жизнь.

В этот момент в комнату ворвался вихорь. «Мужского пола. Сильный.» – подало мне информацию Чувство. Я не видела, только чувствовала, как он пролетел мимо девушек вырубая их на ходу и остановившись около меня положил свою руку на мою, сжимавшую шею девушки. Я обернулась и зарычала на мужчину. Как он смеет меня отрывать от наслаждения?! Я громче зарычала на него обнажив клыки.

– Валери… – тихий проникновенный и… знакомый голос, подсказала память, – Отпусти девушку.

– Нет! – припечатала я рыком и посмотрела в светящиеся серебром глаза мужчины.

«Ох! – изумилась я, – Какие красивые, опасные и родные… Он мешает мне!» – дошло до меня.

Не чувствуя  угрозы от мужчины, я стряхнула его руку со своей и вновь обернулась к  умирающей девушке. Что–то острое внезапно коснулось шеи.

«Нельзя ни кому доверять! Особенно таким родным глазам!» последнее, что подумала я  проваливаясь в темноту.

 

***

 

С раздражением, из окна кабинета, я наблюдал за тем, как мою упирающуюся Со–шарри тащит в парк ученик Авраама. Из горла непроизвольно вырвался тихий утробный рык. Умом понимаю, что они рано или поздно должны были встретиться, но инстинкты требуют оторвать мальчишке голову и забрать девчонку домой.

Закрыв глаза, глубоко вздохнул. Рядом встал Маорен с ухмылкой наблюдая за парочкой.

– Они неплохо смотрятся вместе. – скосил на меня хитрющие зелёные глаза друг. Я предостерегающе зарычал, но что он только шире улыбнулся.

– Мне пойти к ним? Привести Госпожу? – вновь посмотрел на парочку Рен.

Как бы не хотелось сказать «да», я спокойно ответил «нет», но от этого прохвоста, моя запинка не укрылась и он усмехнувшись произнёс:

– Как желает Господин. – чуть поклонившись он снова обратил взгляд в окно.

Как же часто хочется прибить эту скотину! Кто бы знал?! И Маорен знает, на что ещё шире улыбается и сощуривая глаза, снова выдаёт какую-нибудь гадость. Первые полвека после обращения Рена, я жестко наказывал его за острый язык, а он принимал наказания спокойно и молча, с той же неизменной усмешкой, что меня так бесила. Сначала, это вызывало злость, а затем ярость и мои наказания становились жёстче и больнее. Иногда сквозь сжатые зубы Рена непроизвольно вырывались стоны боли, и в эти минуты я наслаждался его наказанием.

Со временем я стал чаще заглядывать в глаза этому вампиру при нанесении наказания. Преданность. Покорная преданность и радость была в хитрых кошачьих глазах. Радость от того, что он доставляет Хозяину удовольствие через собственную боль. Я не понимал его, и меня это ещё больше злило, но теперь злость была не на Маорена, а на себя. Это всё равно, что бить верного пса. Молча сжавшись, он стерпит боль и зализав свои раны снова ластиться под хозяйскую руку забывая все обиды. Я смотрел в зелёные глаза и становился противен сам себе.

Однажды посреди пытки, с глухим рыком я отбросил скальпель и под удивлённые взгляды помощников и Маорена, ушёл в ночь. Вернулся через трое суток, а он всё так же лежал пристёгнутый к столу. Слабый, весь в крови, частично без кожи и с ужасными ожогами, которые из–за нехватки крови не спешили затягиваться. Слуги не посмели его трогать, боясь навлечь на себя мой гнев. Увидев меня, зелёные глаза вновь загорелись радостью. С глухим рыком я отвязал ослабевшее тело, и клыками разорвав запястье, приложил ко рту верного слуги. В первую секунду его глаза округлились в изумлении, а затем с наслаждением и благоговением он маленькими глотками пил мою кровь и восстанавливался.

Кровь демона-Хозяина увеличивает Силу и выживаемость даруемому, что бы тому было легче защитить Господина. Чем выше демон в иерархии, тем сильнее будет его слуга, кроме наследников дракона. Эти сравниваются по Силе с демонами королевской крови. В ту ночь Маорен принёс клятву и отдал мне свою жизнь. Со временем он стал для меня не только верным слугой, но и другом.

Мне нет оправдания. Я хотел бы всё списать на инстинкты, древние как сама жизнь или на молодость, когда хочется чувствовать власть и силу над всеми, но… этот преданный пёс, точнее хитрый лис, которого я однажды спас, теперь спасал меня от меня же самого.

У меня не было друзей. Никогда. В семье демона для детей существует жёсткий закон: «выживает сильнейший». Очень редко браки заключаются по любви и ещё реже с Со–шарри (можно сказать никогда), а что бы получить наследство, власть и Силу нужно бороться. Дети убивают своих братьев и сестёр, но только после достижения совершеннолетия, что бы дать младшим набраться сил и опыта. Родители же на это смотрят снисходительно и ждут, когда смогут передать власть самому «достойному». Но ведь родители могут ещё родить братика или сестрёнку, скажите вы. Нет. Не знаю, то ли природа постаралась, то ли это последствия эволюционирования магии, а может проклятия, но демоницы никогда не рожают больше пяти детей.

До некоторых пор я не знал, что вообще существует слово «друг». Рен стал первым живым существом, показавшим, что в этой жизни есть и обратная сторона. Не только страх, ненависть, боль и борьба, есть ещё  верность, прощение, доверие, дружба. Первое время нам было очень трудно. Мне было трудно. В моей голове ни как не хотели укладываться все эти понятия. Тогда Маорен уговорил меня поселиться на Земле.

Я долго наблюдал за людьми. Яркие бабочки летящие на свет и погибающие от него. Помню, тогда сказал Рену, что это самые безмозглые, без инстинкта самосохранения существа которые когда–либо приходилось встречать, на что он с улыбкой ответил: «Но КАК они летят!». Это заставило задуматься и посмотреть на них с другой стороны, да и на Маорена тоже. Он хоть и язва, но всегда говорит то, что думает, пусть это меня и злит, а если мной снова начинают овладевать древние инстинкты, то успокаивая кладёт руку на моё плечо.

– Хм. А в Госпоже проснулась кровь Правящих. – вернул меня в реальность задумчивый голос Рена. – Она быстро растёт.

Я снова посмотрел в окно, на парочку. Валери встала со скамьи и протянула руку парню. Стереть бы эту довольную улыбочку со смазливого лица Киррила.

– Господин, вы на пару опоздаете. – рядом снова материализовался Маорен с протянутой папкой в руках.

– Спасибо, Рен. – сухо ответил я забрав папку и направился на свои занятия.

 

Шёл по коридору после занятия и радовался, что сейчас моя малышка придёт и мы поедем домой. Но на меня накатила огромная волна страха, я бы сказал цунами. Что же мою малышку так могло напугать? Не успел додумать, как на неё накатила вторая волна  – безудержной ярости. Я почувствовал, как она спускает с цепи свою Силу. Это была настолько мощная магия, что я с шага сбился. Я знал, что Валери сильна, но впервые мне приходится чувствовать РАВНОГО по силе!

Уже не сдерживаясь, я полетел на «огонёк». Так и знал! Ну что она забыла в бывшем кабинете?! Пять девчонок сбились в группу и испуганно наблюдали, как моя красавица забирает жизнь у их подруги. Нда… я ещё ни когда не видел такой красоты! Хрупкая фигурка Валери парила под потолком и легко удерживала одной рукой задыхающуюся девушку. Волосы цвета молочного шоколада парили вокруг головы, и иногда с кончиков срывались разноцветные искры. Что её так разозлило? И где носит её «отрезвитель»? За то недолгое время, что наблюдал за ней, я заметил, что невеста прислушивается к своему маленькому другу. От необдуманных поступков он её спасает, как меня в своё время Рен. Оглядев комнату, взгляд наткнулся на его обездвиженную тушку у шкафа.

«Значит, девчонка сама нарвалась.» – сделал вывод я.

На то что бы разобраться в ситуации и подправить память девушкам мне и двух секунд хватило, благо натренировался за триста лет на Земле, но с Со–шарри дела оказались куда сложнее. Она чувствовала меня, и при моём приближении предостерегающе зарычала.

– Валери…  – я говорил спокойно, но твёрдо. – Отпусти девушку.

Лицо её заострилось, принимая хищные черты лица, радужка глаз сейчас была чёрной с красными всполохами, от висков к волосам прорезались чёрные маленькие чешуйки. Красиво. Белые длинные клыки показались из под верхней губы, Валери повернулась и со злостью прорычала «НЕТ!». Стряхнув мою руку, она сильнее нажала на горло девушки, обращая снова на неё внимание. Как девушка ещё жива, ума не приложу!?

– Прости милая, но нам проблемы не нужны. – прошептал я, принимая частично боевую трансформацию и осторожно ткнул острым, как кинжал ногтём в точку у основания шеи. Аккуратно поймал дорогую ношу, Юлию же поймал Рен пришедший следом за мной.

– Господин? – вопросительно посмотрел на меня друг.

– Подправь им память. А Юлии… – брезгливо посмотрел на откашливающуюся девушку,  – пусть помнит, как о страшном сне.

– Да, Господин. – усмехнулся Рен и вновь повернулся к девушке.

Я же подобрал мышонка и направился к машине. Хорошо, что Валери приняла свой прежний облик, а то замучился бы вылавливать всех и поправлять память. Аккуратно посадил девушку на сиденье и положил мышонка ей на колени. Завёл мотор и помчался в Гордрак, домой.

 

<< Назад                                                                         Следующая часть >>

Comments are closed.